6 февраля 2023 Понедельник, 05:00 SAKH
16+

Защита Хорошавина и Лескина оттягивала прения как могла

Дело Хорошавина, Политика, Южно-Сахалинск

В Сахалинском областном суде, где сегодня продолжала решаться судьба апелляции экс-губернатора региона Александра Хорошавина, можно было сбиться со счета. Заседание началось в 10, и уже к 12-ти ходатайств со стороны защиты поступило столько, что в них можно было запутаться. 8 ходатайств заявил Сергей Вершинин, защитник бывшего вице-мэра Южно-Сахалинска Алексея Лескина, который осужден вместе с Хорошавиным. Дальше слово взял экс-глава области, но считать все озвученное им ходатайствами не получится. Заявления председательствующий судья Александр Горовко не дал дочитать до конца.

Вершинин ходатайствовал о вызове в качестве свидетелей Неретина, Сангадеева, Перлову, Дайнекину. Суд удовлетворил эти заявления частично: свидетелей вызывать отказался, но документы к делу приобщил. Мотивировка отказа — свидетели уже допрашивались в суде первой инстанции. На это у адвоката были возражения. К примеру, Сангадееву в Южно-Сахалинском городском суде задавали только вопросы общего характера, хотелось бы допросить его более предметно. А Дайнекину Вершинин вообще назвал "мертвой душой", потому что она была допрошена, но в приговор ее показания не вошли.

— То, что в пользу Лескина, суд в сторону откладывал, — объяснил это обстоятельство адвокат.

В итоге ни одного свидетеля из предложенных защитой в суд вызвано не будет, в том числе бывшего замгубернатора Братыненко и мэра Южно-Сахалинска Надсадина.

Хорошавин выступил с ходатайством о признании доказательств недопустимыми. Он имел в виду протокол допроса Макарова, который в то время был заместителем руководителя аппарата губернатора и правительства региона, негласно занимался выборными вопросами. Хорошавин считает, что показания Макарова были получены с нарушениями либо основаны на слухах. Напомним, судебная коллегия на прошлом заседании сказала, что подумает о допросе Макарова, который находится в Грузии. Сегодня ответ был готов — это невозможно.

Что касается ходатайства о признании показаний Макарова недопустимыми, суд решил, что оно несвоевременно. Сейчас — стадия судебного следствия, в ходе которого стороны излагают свою позицию по существу уголовного дела и доказывают ее путем представления доказательств и их проверки при участии суда. А ходатайство Хорошавина относится к следующей стадии, — прениям сторон, считает суд. На этом этапе происходит публичное обсуждение виновности или невиновности подсудимого.

То же самое с ходатайством Хорошавина о признании протокола допроса Болутенко недопустимым доказательством. Это относится к стадии прений, прервал экс-губернатора председательствующий судья. Ходатайство о признании писем и обращений Лобкина недопустимым доказательством постигла та же судьба — его не дали огласить до конца.

Хорошавин попросил или дать ему огласить все ходатайства, несмотря ни на что, или объявить перерыв на несколько дней, чтобы выработать новую линию защиты. Вершинин в свою очередь сказал, что ему нужна встреча с его подзащитным. Почему вы не использовали время, которого у вас было достаточно, спросил судья Горовко. Потому что мы не могли предугадать решения суда по нашим ходатайствам, ответила защита. Адвокаты и их подзащитные утверждают, что нацелились на работу со свидетелями, но в их вызове им отказали. Теперь нужно посоветоваться, что делать дальше. О перерыве попросили также Балабас и Лескин. Имелся в виду перерыв не на обед, а длительный — на несколько дней или на неделю, как после прошлого заседания. Однако судебная коллегия не стала прислушиваться к доводам и объявила перерыв до 15 часов.

После обеда Хорошавин сразу заявил, что у него есть возражение на действия председательствующего судьи, который не дал ему огласить ходатайства. Запрет не подтвержден законными основаниями, считает Хорошавин, а значит право на его защиту нарушено. Я имею право повторно заявить о своем желании огласить свои ходатайства в любой момент, сказал экс-губернатор. На что судья ответил — ваши замечания занесут в протокол, но судебная коллегия уже приняла решение.

Балабас встал и сообщил, что у него есть ходатайство, но оно не об исследовании доказательств, после чего сел на место. Вершинин спросил Лескина, есть ли у него что-то еще.

Лескин дал понять, что ходатайство имеется, но оно пока не сформулировано. Оно касается изучения показаний 43 свидетелей, которые по тем или иным причинам не были учтены в суде первой инстанции. Мне нужно передать эти материалы своему защитнику, сказал Лескин, и посоветоваться, как действовать дальше.

Председательствующий судья напомнил, что дело более года рассматривалось в суде первой инстанции, а в суде второй инстанции были достаточные перерывы, чтобы защитники и подзащитные могли все обсудить. Однако Лескин продолжал настаивать, что ему нужно дополнительное время для подготовки и заявления ходатайства. Он объяснил это тем, что адвокатам не всегда легко попасть в СИЗО из-за правил внутреннего распорядка, кроме того, у них есть еще и другие дела, по которым они выступают в качестве защитников. Времени не хватает. Именно поэтому, напомнил Лескин, и просили суд разрешить ему с Хорошавиным присутствовать на заседаниях не в режиме ВКС, а вживую.

Судья Оксана Корникова спросила, для чего нужны показания этих 43 свидетелей.

Они все были допрошены в суде первой инстанции, ответил Лескин, но в приговор их показания не вошли, "судья ограничился переписыванием обвинительного заключения". Исследование данных доказательств позволит суду разобраться и принять правильное и обоснованное решение, считает Лескин. Но поскольку он не оформил свои мысли в ходатайство, на этом останавливаться не стали.

После короткого перерыва председательствующий судья снова спросил, имеются ли ходатайства об исследовании доказательств.

Нет, ответили все.

Значит, продолжил Горовко, суд обязан перейти к следующей стадии — прениям сторон.

— Я возражаю, — встал Балабас. — Это будет преждевременно.

Он объяснил, что защита проделала большую работу, подготовила ряд ходатайств и ожидала по ним других решений. Но суд во всем отказал. Теперь необходимо продумать иные пути защиты, для этого адвокатам нужно посетить Хорошавина и Лескина.

Вершинин согласился, что для прений еще рано. Ходатайства Хорошавина, которые ему не дали сегодня дочитать до конца, еще не направлены в суд в бумажном виде, нужно этого дождаться.

Это не связано с доказательствами, напомнил Горовко. Но все равно суд должен разрешить их, удовлетворить или отказать, ответил Вершинин.

— То, что суд должен, мы прекрасно знаем, — ответил председательствующий судья.

Лескин заявил, что ему нужна консультация с его защитником.

Я против окончания судебного следствия, послышался голос Хорошавина. Есть ходатайства, требующие оформления, есть ряд ходатайств, которые подзащитные имеют право заявить повторно, есть свидетели, предварительно согласные выступить в суде.

Все это выглядело как попытки защиты и подзащитных отложить прения во что бы то ни стало, но они не удались. Судебная коллегия определила перейти к прениям сторон и заявила, что первой выступает сторона обвинения. Прокурор попросила отложить заседание до завтрашнего утра, поскольку ей нужно подготовиться.

— А нам не хватит времени для подготовки, — сказал Балабас.

— Но вашу позицию мы пока и не слушаем, — ответил судья.

Обсудить в Telegram   
Новости по теме:
Подписаться на новости